Печать


В дореформенное время на протяжении нескольких веков роль адвокатов выполняли частные лица — стряпчие или хо­датаи по делам. Их функции не были законодательно регла­ментированы, каких-либо требований к ним (в виде наличия специального образования) не предъявлялось. Как пра­вило, их обязанности ограничивались составлением документов и предъявлением их в различные инстанции. И даже создание в 1832 г. института присяжных стряпчих в силу сословного характера их деятельности не могло гарантировать новым социальным слоям защиту их интересов в суде и других учрежде­ниях.

Впервые о судебном представительстве упоминается в законодательных актах 15 века — Псковской и Новгородской судных грамотах. В них закреплено, что обязанности судебных представителей кроме родственников тяжущихся (Новгородская судная грамота — ст. 16, 17, 18), могли исполнять все правоспособные граждане, за исключением тех, кто состоял на службе и был облечен властью (Псковская судная грамота — ст. 68, 69).

Первый класс лиц составляли так называемые естественные представители, а второй — наемные. И именно из наемных представителей постепенно создавался институт профессиональных поверенных (пособников и наймитов).

По Новгородской судной грамоте поверенного мог иметь всякий (ст. 15, 18, 19, 32), и стороны, в случае наличия у них представителей в судебном процессе, должны были иметь дело только с ними (ст. 5).

В соответствии со ст. 36 Судебника 1497 года, в случае, если истец или ответчик сами не являлись в суд, то они имели право прислать вместо себя поверенных.
Следующий Судебник, 1550 года, в ст. 13 закреплял не только право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников), но и устанавливал определенные правила для проведения поединка.

То есть Судебники 1497 и 1550 года, а так же Соборное Уложение 1649 года, институт наемных поверенных упоминают уже как существующий (ст. 36 Судебника 1497 г.; ст. 13 Судебника 1550 г.; гл. 10, ст. 108 Уложения 1649 г.).

Вместе с тем, законодательной регламентации представительства (стряпчества) не было и состав этих лиц был весьма разнообразен.

Судебная реформа 1864 года заложила основы компетентной и самоуправляемой организации адвокатов. Сформировалась адвокатская профессия, обладавшая как западными, так и традиционно русскими чертами.

Адвокаты подразделялись на две группы: присяжных поверенных, дававших профессиональную присягу адвокатов, состоящих в корпорации, и частных поверенных, занимавшихся адвокатской практикой индивидуально.

Присяжные поверенные играли среди адвокатов ведущую роль и набирались из наиболее образованной части русской элиты. Профессиональные объединения присяжных поверенных организовывались по территориальному признаку. 

Присяжные поверенные объединялись в особую корпорацию — сословие присяжных поверенных. Для таких корпораций было характерно внутреннее самоуправление в виде выборных органов (советов присяжных поверенных). В задачи адвокатуры помимо защиты по уголовным делам входило представительст­во сторон в гражданском процессе и оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бед­ных.

Присяжными поверенными могли быть лица, достигшие 25-летнего возраста, окончивших университетский курс юридических наук и пять лет судебной практики в качестве чиновника судеб­ного ведомства или помощника присяжного поверенного. В не­которых советах присяжных поверенных для кандидатов устраивались экзамены с целью провер­ки их практической подготовленности.

Существовал также в это время инсти­тут помощников присяжных поверенных. К ним относились лица, получившие юридическое образование, но нигде не служив­шие.

В качестве органов самоуправления корпорации присяжных поверенных действовали Со­веты присяжных поверенных. Они состояли из председателей, товарищей председателя и членов совета, чьи должности были выборными.

Совет осуществлял свою деятельность по различным направ­лениям. Он принимал и увольнял присяжных поверенных, осу­ществлял дисциплинарную практику, распределял «бесплат­ные» дела среди присяжных поверенных, регулировал раз­личные споры между ними и т. д. Деятельность совета контролировалась судебной палатой.

6 июня 1874 г. был издан закон, учредивший наряду с при­сяжной адвокатурой институт частных поверенных. Основани­ем утверждения в должности частного поверенного и получе­ния права на участие в производстве гражданских дел у миро­вых судей и в общих судебных установлениях было получение особого свидетельства, выдававшегося теми судами, в округе которых частный поверенный осуществлял ходатайство по де­лам.

Отличие присяжных поверенных от частных поверенных заключалось также в том, что присяжные поверенные сохраняли право ходатайствовать во всех судебных местах Российской империи, а частные поверенные могли выступать только в судах, выдавших им такое разрешение. В кассационных департаментах Правительствующего Сената частные поверенные могли действовать только по тем делам, которые они вели в низших инстанциях, а присяжные поверенные — по всем делам. 

Частные поверенные не могли образовывать корпорации, они не имели самоуправления, и — что всего важнее — могли быть устранены от ходатайства без судебного разбора, по распоряжению министра юстиции. В этом отношении присяжные поверенные были поставлены, без сомнения, в условия несравненно более благоприятные, чем частные поверенные.

Законодательство, регулирующее деятельность частных поверенных, сохраняло их дореформенный статус. Все вопросы, касавшиеся деятельности частных адвокатов, включая членство и дисциплинарные вопросы, решались в первую очередь судами.

С самого начала существования адвокатуры, особенно в Санкт-Петербурге и в Москве, были установлены достаточно жесткие условия для принятия в присяжные поверенные. Однако, в отличие от других западноевропейских государств, Россия избежала легальной наследственности адвокатуры, продажи должности или звания адвоката, а также узаконенного разделения труда между присяжными поверенными и стряпчими. Без преувеличения можно сказать, что русская адвокатура была самостоятельным либерально настроенным профессиональным сословием, которое играло одну из важнейших ролей в общественной жизни послереформенной России. 

Закономерно, что историю русской адвокатуры в ряде исследований представляют как историю борьбы адвокатов с административной властью.

В подобном виде институт присяжной и частной адвокатуры просуществовал до ноября 1917 г.

После Октябрьского переворота адвокатура практически была упразднена, несмотря на то, что многие выдающиеся революционеры досконально знали тонкости адвокатской профессии, т.к. практиковали в качестве адвокатов при старом режиме. П. Красиков, Н. Крестинский, П. Стучка, Д. Курский, да и сам Ленин были до революции адвокатами.

Ленин, после получения диплома юриста в Санкт-Петербурге в 1891 году в возрасте 21 года без особого энтузиазма проработал в течение полутора лет помощником адвоката в провинциальном городе Самаре. Будучи под началом присяжного поверенного Хардина, он провел всего 10 дел о незначительных преступлениях, и во всех случаях его клиенты были осуждены.


В соответствии с Декретом «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 года помимо присяжной адвокатуры упразднялись институт прокуратуры, отделы уголовных расследований и вообще, практически, вся судебная система. И если большинство юридических учреждений должно было быстро реорганизоваться на революционных началах, то присяжной адвокатуре законодательство замены не предусматривало. Представительствовать в суде было разрешено любому, обладающему гражданскими правами гражданину любого пола. То есть адвокатура вновь становилась свободной профессией, что откинуло ее по уровню организационного статуса к дореформенным (1864 года) временам (10).

Период с ноября 1917 года по май 1922 года условно можно именовать переходным периодом для адвокатуры (12).

Инструкция о революционных трибуналах от 19 декабря 1917 года является первым официальным актом новой власти, который содержал попытку создания новой — советской адвокатуры.

Процесс поиска оптимальной для новой власти организации адвокатуры привел к тому, что 30 ноября 1918 года принимается Положение о народном суде РСФСР, в соответствии с которым при Советах рабочих и крестьянских депутатов учреждаются коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе.

В начале января 1918 года Комиссариат юстиции разработал новый проект закона, который с рядом поправок был принят как часть Декрета «О суде» № 2 . В дальнейшем, а именно 15 февраля 1918 года, принимается Декрет № 2, изданный в развитие и дополнение Декрета № 1, учреждающий коллегии правозаступников, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты.

11 мая 1920 года Совнаркомом издается постановление «О регистрации лиц с высшим юридическим образованием», согласно которому в трехдневный срок, после опубликования данного постановления, указанные лица обязаны зарегистрироваться в подотделах учета и распределения рабочей силы по месту жительства. Лица же, не зарегистрированные в указанный срок, считались дезертирами и карались судом. Таким образом, деятельность адвокатов заменяется формой трудовой повинности.

В июне 1920 года на третьем Всероссийском Съезде работников юстиции принимается решение о внесении изменений в Положение «О народном суде РСФСР» от 30 ноября 1918 года, согласно которых коллегии защитников и обвинителей заменяются системой периодического привлечения юристов к ведению дел (13).

Полное уничтожение, даже того подобия адвокатской корпорации, коими являлись коллегии правозаступников, ознаменовано принятием 21 октября 1920 года ВЦИК дополнений к Положению «О народном суде РСФСР», что повлекло за собой развитие подпольной адвокатуры.

Естественно, что это не устраивало новую власть и на четвертом Всероссийском съезде деятелей советской юстиции, комиссар юстиции Д. Курский определяет перспективы развития адвокатуры: «Либо мы создадим организацию адвокатов, которая будет находиться под нашим контролем, либо возьмет верх частная практика» (14). И именно на этом съезде была предложена для обсуждения реформа, касающаяся адвокатуры.

25 мая 1922 года принимается Положение «Об адвокатуре», но поскольку оно лишь в общих чертах говорило о вновь создаваемых коллегиях защитников, то Наркомюстом 5 июля 1922 года принимается Положение «О коллегии защитников», в соответствии с которым данные коллегии образовывались в каждой губернии при губернских судах, а надзор за их деятельностью возлагался на суд, исполком и прокуратуру.

Значительное большинство членов новых коллегий были так называемыми буржуазными специалистами — членами профессиональной корпорации, получившими образование при царском режиме. Цифры за 1923 год свидетельствуют, что приблизительно 75% всех вступивших в коллегии получили высшее юридическое образование в царских учебных заведениях.

Партия большевиков начала вводить в состав коллегий коммунистов, пытаясь установить, таким образом, контроль над деятельностью корпорации изнутри. Но многие принятые в адвокатуру коммунисты были адвокатами только на бумаге и вступали в коллегию только для того, чтобы занять руководящие посты.

С конца 1927 года комиссариатами юстиции стало поощряться образование в коллегиях защитников трудовых коллективов, но насильственные попытки коллективизировать адвокатуру не привели к успеху, и в конце 1934 года был подготовлен проект нового закона об адвокатуре (который так и не был принят), в котором наряду с коллективной формой организации корпорации разрешалась и частная практика (проект был опубликован в журнале «За социалистическую законность» (1935 год, № 1).

22 декабря 1938 года, Наркомюст СССР выпустил директиву «О работе коллегий защитников», ознаменовавшую, по мнению М.В. Ивановой, начало кампании по окончательной трансформации адвокатуры в верноподданническое советское учреждение.

Новое Положение об адвокатуре 1939 года являлось моделью для всех последующих законов о корпорации. Адвокатам запретили сочетать работу в госучреждениях на полную ставку с работой в адвокатуре, что вынудило их выбирать между работой в госсекторе и работой в адвокатуре.

Надзор за деятельностью адвокатуры со стороны государственных органов был передан Наркомату юстиции СССР, республиканским Наркоматам юстиции и региональным управлениям Наркомюста. Помимо осуществления надзорных функций и роли последней инстанции при решении вопросов состава и профессиональной дисциплины эти органы периодически издавали обязательные к исполнению коллегиями адвокатов директивы.

В период военного времени численный состав адвокатуры сократился (за первые два года войны на 55 %), в то время как перед ней стояла важная задача — оказание юридической помощи военнослужащим, членам их семей и инвалидам.

Таким образом, краткий анализ организационного устройства адвокатуры в период после отмены Судебных уставов 1864 года позволяет сделать вывод о том, что существовавшая ранее — в период действия Судебных уставов, как в достаточной мере самоуправляемая организация, адвокатура в значительной степени потеряла это важное свойство в советский период. Проведенные в этот период преобразования корпорации, вызывались, скорее, не стремлением усовершенствовать этот институт, как организацию правозащитную, а намерением законодателя создать управляемую органами государства структуру, вписывающуюся в новый и общественный и государственный порядок .

В пятидесятых годах прошлого века стала меняться позиция законодателя по отношению к законам, дискриминирующим права адвокатов, и был предпринят ряд шагов, свидетельствующих о более либеральном взгляде государства на адвокатуру. Такое отношение объяснялось общим изменением политической ситуации в стране и приходом к власти Н.С. Хрущева.

В период с 1960 года по 1962 год союзные республики, в том числе и Украина, принимают новые Положения об адвокатуре.

В соответствии со ст. 1 Положения коллегии адвокатов определялись как добровольные объединения лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, организационной формой которой были лишь юридические консультации, то есть возможности заниматься частной практикой, Положение не предусматривало.

В декабре 1970 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР издали совместное постановление «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве». Адвокатура несла значительную нагрузку в правовом обслуживании предприятий, учреждений, совхозов и колхозов, в которых отсутствовала юридическая служба.

Конституция СССР, принятая в 1977 году, включала статью, в которой говорилось об адвокатуре (ст. 161), а 30 ноября 1979 года принимается Закон СССР «Об адвокатуре».

Таким образом, на протяжении всего периода своего развития, от зарождения в виде стряпчества, до вполне сформировавшегося и неотъемлемого института гражданского общества демократического государства, адвокатура в нашей стране прошла (и проходит, на сегодня) сложный путь становления и развития.

Но история адвокатуры продолжается, и ход ее невозможно остановить.